ШКОЛА АДВОКАТУРЫ
(простые начала)
"Никогда не учившись искусству защиты, он [молодой адвокат] так же мало подготовлен к тому, чтобы отстаивать права своих доверителей, как они сами, если не считать того, что, благодаря знанию закона, может дать ему чисто юридическая оценка дела. Мне кажется очень печальным, что искусство, требующее почти бесконечного количества знания, остается без всякого руководства для тех, кто посвятил себя ему".
Рихард Гаррис, «Школа адвокатуры», Тула, 2001. С. 9

 

Урок 1-й: "Способность суждения"

 

Как-то несколько адвокатов, принимавших участие в одном судебном процессе, столкнулись с необходимостью проанализировать две статьи из закона. Вывод из этого анализа влиял на выбор тактики защиты. Каково же было удивление этих адвокатов, когда результат суждения ни у кого не совпал. Тогда они обратились к другим коллегам. И у тех выводы были разные. Ни один не смог убедить других в своей правоте. Выход из создавшейся ситуации нашли самый неправильный – назначили «диктатора», который и принял решение о тактике защиты.

Ни у кого не вызывает удивлений, что все люди обладают разной физической силой. Нет универсального спортсмена. Каждый предрасположен к какому-то одному виду спорта, в котором он может добиться наибольших результатов. И естественно, что для спортивных состязаний стремятся подобрать спортсмена, который может показать лучший результат. Для отбора лучшего существует масса предварительных испытаний. Действительно, следя за спортивными состязаниями мирового уровня, трудно не согласиться с тем, что соревнующиеся обладают почти одинаковыми физическими, техническими, тактическими и другими навыками. Эта одинаковость, единство индивидуальных способностей у спортсменов предопределена условиями и целью состязаний – стремление показать наивысший результат (сейчас отвлечемся от спортивного судейства в пользу «нужных» чемпионов). Соответственно, предварительный отбор на способность участвовать в состязаниях волей не волей выделяет спортсменов, обладающих тождественными спортивными способностями.

Казалось бы, и в других областях человеческой деятельности для достижений лучших результатов также должно отбирать для выполнения одинаковых задач (функций) людей, обладающих тождественными способностями. Если так происходит в спорте, то почему иначе должно быть в других областях, ведь вся совокупность спорта (его видов), весь спорт в целом есть модель всей человеческой деятельности, как игра модель жизненной ситуации.

Но почему тогда одни и те же материалы судебного дела оценивают по-разному прокуроры и судьи, о чем свидетельствуют публикации судебной практики. Все юристы изучают одни и те же правила, то есть юридические законы, но выводы у них часто бывают порой противоположные. Не исключение и судьи Конституционного суда, пример - особые мнения. И такую разнородность нельзя объяснить ни «политическим» заказом, ни личной «заинтересованностью» прокурора или судьи хотя бы по причине грандиозного количества судебных дел, в котором растворяется вся личная заинтересованность, предвзятость и разная там «политика». Тогда отчего такая, порой бросающаяся в глаза вопиющая нелогичность, несуразность в выводах юристов из одних и тех же посылок? Почему из посылок неправильные выводы? Может быть, не все юристы, которым поручено делать выводы, то есть оценивать материалы (данные) дела, и принимать решения, обладают необходимыми для властной должности умственными способностями? Если каждый человек отличается от всех физическими (телесными) способностями, то каждый должен отличаться и умственными способностями?

Ответ о способностях находим у Канта. Философ исследовал способности познания. Эти способности суть: рассудок, способность суждения и разум. Во «Введении о трансцендентальной способности суждения вообще» Кант написал:
      «Если рассудок вообще провозглашается способностью устанавливать правила, то способность суждения есть умение подводить под правила, то есть различать, подчинено ли нечто данному правилу (casus datae legis) или нет. Общая логика не содержит и не может содержать никаких предписаний для способности суждения. В самом деле, так как она отвлекается от всякого содержания познания, то на ее долю остается только задача аналитически разъяснять одну лишь форму познания в понятиях, суждениях и умозаключениях и тем самым устанавливать формальные правила всякого применения рассудка. Если бы она захотела показать в общей форме, как подводить под эти правила, т. е. различать, подчинено ли нечто им или нет, то это можно было бы сделать опять-таки только с помощью правила. Но правило именно потому, что оно есть правило, снова требует наставления со стороны способности суждения; таким образом, оказывается, что, хотя рассудок и способен к поучению посредством правил и усвоению их, тем не менее способность суждения есть особый дар, который требует упражнения, но которому научиться нельзя. Вот почему способность суждения есть отличительная черта так называемого природного ума (Mutterwitz) и отсутствие его нельзя восполнить никакой школой, так как школа может и ограниченному рассудку дать и как бы вдолбить в него сколько угодно правил, заимствованных у других, но способность правильно пользоваться ими должна быть присуща даже школьнику, и если нет этого естественного дара, то никакие правила, которые были бы предписаны ему с этой целью, не гарантируют его от ошибочного применения их.
      Поэтому врач, судья или политик может иметь в своей голове столь много превосходных медицинских, юридических или политических правил, что сам способен быть хорошим учителем в своей области, и тем не менее в применении их легко может впадать в ошибки или потому, что ему недостает естественной способности суждения (но не рассудка), так что он хотя и способен in abstracto усматривать общее, но не может различить, подходит ли под него данный случай in concrete, или же потому, что он к такому суждению недостаточно подготовлен примерами и реальной деятельностью.
      Единственная, и притом огромная, польза примеров именно в том и состоит, что они усиливают способность суждения. Что же касается правильности и точности усмотрения рассудка, то они скорее наносят ей обычно некоторый ущерб, так как они лишь редко выполняют условия правила адекватно (как casus in terminis); к тому же они нередко ослабляют то напряжение рассудка, которое необходимо, чтобы усмотреть правила в их общей форме и полноте независимо от частных обстоятельств опыта, и в конце концов приучают пользоваться правилами скорее в качестве формул, чем в качестве основоположений. Таким образом, примеры суть подпорки для способности суждения, без которых не может обойтись тот, кому недостает этого природного дара»
(Иммануил Кант. Критика чистого разума. – С.-Петербург: Изд-во ИКА «Тайм-аут», 1993. С. 124-126).

Оказывается, рассудок - способность устанавливать правила, а способность суждения есть умение подводить под правила, то есть различать, подчинено ли нечто данному правилу или нет. Способность же суждения есть особый дар, который требует упражнения, но которому научиться нельзя. Вот почему способность суждения есть отличительная черта природного ума и отсутствие его нельзя восполнить никакой школой. И никакие правила без этого естественного дара не гарантируют от ошибочного применения этих же правил. И если назначать на должности прокуроров и судей только по результатам экзаменов на знание «правил» без доказательств их способности к суждению, то «правильный» результат их суждений будет находиться во власти случайности, произвола. Если когда-нибудь будет поставлена цель назначать на должности прокуроров и судей юристов со способностями суждения, то такие юристы должны пройти такую профессиональную школу, в которой можно было бы проверить эти способности. Единственная юридическая профессия, где юристу можно знать только «правила» и не обладать способностью суждения, - это адвокат. В остальных юридических профессиях, где юрист обладает властью принимать обязательные для других обязательные решения, юрист обязан обладать природным умом на способность суждения. Иначе такой, например, прокурор или судья опасен для общества и ответственной перед народом Верховной власти.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100