«ДЕЛО ЙУКОСА» КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ АДВОКАТУРЫ

(комплексное исследование в защиту российской адвокатуры и правосудия)

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
“ДЕЛО ЙУКОСА” И НИСХОЖДЕНИЕ АДВОКАТОВ В БЕЗДНЫ ПРАВОСУДИЯ

Раздел IX. Адвокатская психоантропология и ознакомление с материалами уголовного дела

Глава 1. Предупреждение о неразглашении и приспособленчество адвокатов

В “деле Йукоса” большинство адвокатов проявило приспособленчество, соглашательство, то есть оппортунизм, в таком, казалось бы, малозначительном вопросе, как подписка о неразглашении сведений из материалов уголовного дела.

Справка об обеспечении тайны следствия.

(1). Статья 161 Уголовно-процессуального кодекса России: Недопустимость разглашения данных предварительного расследования (в редакции Федерального закона от 18 декабря 2001 года № 177-ФЗ).
  1. Данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.
  2. Прокурор, следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьёй 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.
  3. Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения прокурора, следователя, дознавателя и только в том объёме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается.
[редакцией Федерального закона от 5 июня 2007 года № 87-ФЗ из перечня исключен прокурор в связи с реконструкцией следственных органов].

(2). Проформа подписки о неразглашении данных предварительного расследования (ср. Приложение 50 из Перечня бланков процессуальных документов Главы 57 Уголовно-процессуального кодекса России в редакции Федерального закона от 18 декабря 2001 года № 177-ФЗ):
Место составления подписки, число.
Я (участник производства по уголовному делу), даю настоящую подписку о том, что я, в соответствии со ст. 161 УПК РФ, предупрежден об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ за разглашение без разрешения прокурора, следователя, дознавателя данных предварительного расследования _________(каких именно)___________________ по уголовному делу № ______
(подпись лица, давшего подписку)
Подписку взял прокурор (следователь, дознаватель) ___________________________
(подпись)

(3). Статья 310 Уголовного кодекса России (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ): Разглашение данных предварительного расследования.
Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупреждённым в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание, –
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трёх месяцев.

Есть правило о тайне следствия по уголовному делу. Следователь – самостоятельное процессуальное лицо. Следователь формулирует цель расследования, избирает тактику расследования, определяет необходимую для получения информацию (сведения как аргументы в доказывании). Только следователь обладает всей информацией по уголовному делу. Только следователь решает, кого и с какими сведениями из материалов уголовного дела знакомить в процессе расследования. Чтобы сохранить тайну следствия, следователь обязывает осведомлённое им лицо не делиться с другими лицами сведениями из материалов уголовного дела. Если осведомлённое лицо не исполнит возложенную на него обязанность, то есть разгласит сведения, оно подлежит наказанию.
Простая и понятная норма права. Чтобы применить санкцию за нарушение установленного этой нормой правила, нужно чтобы на человека была возложена обязанность хранить тайну следствия. Чтобы такая обязанность возникла, нужно стать обладателем сведений из материалов уголовного дела. Эта обязанность не принимается на себя добровольно, по собственному волеизъявлению, а принудительно возлагается следователем путём предупреждения о недопустимости разглашения ставших известными данных предварительного расследования. Сам факт предупреждения, а главное – содержание и пределы тех данных, о недопустимости разглашения которых сделано предупреждение, отражаются в подписке. Следователь в подписке обязан указать, о неразглашении каких именно даных предварительного расследования он предупреждает. Если в подписке не раскрыт вообще перечень данных или они указаны в неопределённых границах (все данные; любые данные; данные о других лицах; данные, ставшие известными в ходе следственного действия; данные, содержащиеся в протоколе следственного действия, вплоть до полного воспроизведения в тексте подписки всего содержания протокола), то невозможно установить, за разглашение каких данных может наступить уголовная ответственность, а за разглашение каких ответственность не наступает ни при каких условиях. То есть участник уголовного судопроизводства предупреждён ни о чём. Если обязанность не возложена, нет неисполнения обязанности, нет наказания. Если не соблюдена процедура и форма возложения обязанности, обязанности нет, следовательно, не может быть и наказания.
Вопрос о подписке о неразглашении ставится следователем как перед адвокатом и его доверителем, так и перед любым из них в отдельности. Всякая имитация (подражание, подделка) такой обязанности, осведомлённости об этой обязанности есть выражение пренебрежительного отношения к праву, упрощенчество судебного процесса. Адвокат, способствующий следователю в такой имитации посредством пассивного поведения по отношению к своему доверителю и тем более посредством различных надписей на негодных документах, нарушает свою обязанность безвластного надзора за исполнением чиновниками законов, относится к судебному процессу как к искусству, делает юридический процесс примитивным, а себя в процессе представляет в роли искусного художника, а не юриста. Сам адвокат имитирует свою обязанность.
Имитация этой обязанности адвокатом есть приспособленчество к процессуальной деятельности обвинительного органа, соглашательство с отступлениями от правил судебного процесса, отказ от публичной роли адвоката в судебном процессе.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100