«ДЕЛО ЙУКОСА» КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ АДВОКАТУРЫ

(комплексное исследование в защиту российской адвокатуры и правосудия)

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
“ДЕЛО ЙУКОСА” И НИСХОЖДЕНИЕ АДВОКАТОВ В БЕЗДНЫ ПРАВОСУДИЯ

Раздел VI. Адвокат-свидетель – крайняя степень дегенерации адвоката

Глава 3. Процедура и форма признания лица свидетелем

Каждый процессуальный шаг следователя должен быть оформлен его собственным приказом, в том числе и самому себе, – постановлением о производстве процессуального действия. В том числе и признание человека свидетелем. Повестка о вызове на допрос есть способ извещения, по которому только можно догадываться, что следователь принял решение признать лицо свидетелем по уголовному делу. Повестка – это письмо с указанием названному лицу прибыть в назначенное место и время. Приказ о прибытии на допрос должен быть исполнен, в противном случае будет применена сила. Но повестка не есть процессуальный акт, который является основанием наделения человека правами свидетеля и возложения на него обязанностей свидетеля. Таким актом может быть постановление следователя о признании человека свидетелем в целях получения от него сведений для доказывания по уголовному делу необходимых обстоятельств.
У свидетеля есть права, например, в определённых случаях отказаться от дачи показаний, есть обязанности, за неисполнение которых он может быть подвергнут уголовному наказанию. У свидетеля есть право пользоваться помощью адвоката. Без постановления неизвестен момент, с какого человек приобретает процессуальный статус свидетеля. С момента получения повестки о вызове на допрос? С момента начала допроса? С момента окончания допроса? Или из устного признания следователя? Но публичные права и обязанности из речей не возникают. Из озвученных слов следователя обязанностей не возникает не только у свидетеля, но и у самого следователя. Такие обязанности могут возникнуть только из процессуального акта – постановления следователя. Получив постановление следователя о признании лица свидетелем по уголовному делу, свидетель при участии адвоката может начать давать показания, пользоваться своими правами.
Та же процедура должна быть и в суде. Суд должен вынести постановление (определение) о признании лица свидетелем. Даже если человек вызывается в суд свидетельствовать стороной судебного процесса, права и обязанности свидетеля, носящие публичный характер, у человека возникают в силу его свидетельствования перед судом. И за нарушение обязанности свидетельствовать инициатором наказания такого свидетеля должен быть суд, а не тот, кому показания свидетеля не понравились.
Такая процедура предельно необходима для адвоката, когда он вызывается на допрос в качестве свидетеля. Адвокат, получив повестку о вызове на допрос, обязан прибыть по указанному месту. Он ещё не знает, почему он вызывается, для получения каких сведений и выяснения каких обстоятельств, связаны эти сведения и обстоятельства с оказанием им юридической помощи или нет. Адвокат не должен из знаков и цифр, проставленных на повестке о вызове его на допрос, догадываться о содержании предстоящего допроса, а догадавшись, вообще не приходить на допрос и уповать на милость следователя, который, может быть, забудет об адвокате и насильно его не доставит на допрос. Поэтому, исполнив содержащийся в повестке приказ о прибытии на допрос, адвокат должен получить от следователя постановление о признании его свидетелем, в котором должно быть раскрыто существо уголовного дела. Только из этого постановления, а не из устных разъяснений, пояснений и увещеваний следователя, адвокат может сделать категоричный вывод, вызван ли он на допрос как адвокат, то есть субъект, обладающий специальным публичным статусом, по вопросам, связанным с его профессиональной деятельностью по оказанию юридической помощи, или как лицо, могущее дать показания о событиях, не связанных с его профессиональной деятельностью. В последнем случае допрос проводится, если нет иных препятствий, но без указания, что допрашивается адвокат.
Исходя из принципа допустимости доказательств, сведения, полученные на допросе от адвоката по его профессиональной деятельности, не могут быть положены в основу доказывания по уголовному делу. Поэтому отвод адвоката-защитника обвиняемого по той причине, что он был допрошен при негодных обстоятельствах в качестве свидетеля, может быть допрошен или пытались его допросить по этому уголовному делу, не может иметь процессуально-правового значения, потому что полученные от адвоката сведения не имеют доказательственного значения. Такие сведения всего лишь результат беседы двух знакомых юристов – адвоката и следователя.
В “деле Йукоса” был случай, когда по повестке следователя адвокат не явился на допрос из-за страха перед дисциплинарным разбирательством адвокатским судом. Вероятно, чтобы уберечь этого адвоката от общения со следователем, только так и надо было поступить региональной адвокатской корпорации.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100