«ДЕЛО ЙУКОСА» КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ АДВОКАТУРЫ

(комплексное исследование в защиту российской адвокатуры и правосудия)

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
“ДЕЛО ЙУКОСА” И НИСХОЖДЕНИЕ АДВОКАТОВ В БЕЗДНЫ ПРАВОСУДИЯ

Раздел II. Примитивизм уголовного права и процесса против примитивизма адвокатов

Глава 5. О структуре нормы права

Признано, что норма права состоит из трёх частей: гипотеза, диспозиция и санкция. Гипотеза – это предположение условий (обстоятельств), при наличии которых возникают правоотношения, приобретаются права и возлагаются обязанности. Достоверность предполагаемых условий должна вытекать из складывающейся обстановки или быть подтверждена доказательствами. Диспозиция – это описание должного (правомерного) поведения, в основе которого лежит содержание права и/или обязанности. Санкция – это наказание за нарушение чьего-то права, правоохраняемого интереса, то есть преступление правомерно допустимого или должного поведения, описанного в диспозиции.
Казалось бы, представления о структуре нормы ни у кого не должны вызывать возражения и пониматься её структура должна всеми одинаково, по крайней мере, в её логическом толковании.
Однако широко распространилась словесная схема структурной модели нормы права, сформулированная на примере положения “договор о залоге должен быть заключен в письменной форме” так: “Если заключается договор о залоге [гипотеза], то он должен быть совершён в письменном виде [диспозиция], а в противном случае договор является недействительным [санкция]” (Алексеев, Сергей Сергеевич. Право: азбука-теория-философия: Опыт комплексного исследования. – М.: “Статут”, 1999. С. 66). Указанную логическую формулу можно было бы расценить как казус, если бы она не стала приводиться как образец юридического анализа разными юристами. В этой логической формуле всё неправильно и она противоречит азбуке формальной логики.
Фраза “если заключается договор о залоге” не является гипотезой. Она не содержит никаких условий (обстоятельств), необходимых и достаточных для заключения договора залога. Такими условиями должны быть, например, право и дееспособность сторон договора или включенность предмета договора в гражданский оборот. В противном случае гипотезой любой нормы права, регулирующей совершение гражданско-правовых сделок, будет намерение совершить сделки и собственно совершение сделок как исключительно техническое действие.
Фраза “договор о залоге должен быть совершён в письменном виде” можно отнести к диспозиции нормы права. Но эта фраза только мизерная часть диспозиции одной нормы права о сделках.
Фраза “в противном случае договор является недействительным” не может быть санкцией. Ибо незаключение договора, отказ от его заключения не есть наказание. Даже признание какой-то сделки недействительной не есть наказание её участников. В противном случае, отказ одной стороны заключить договор будет санкцией (наказанием) другой. Или напротив, принуждение заключить договор по решению суда сторону, уклоняющуюся от заключения договора, будет наказанием уклоняющейся стороны, санкцией против неё.
Наказанию (санкции) подвергается недобросовестная сторона, лицо, нарушившее диспозицию нормы права. Наказанию должен быть подвергнут тот, кто, например, путём обмана вынудил другую сторону заключить с ним договор о залоге и получил при этом материальную выгоду за счёт другого или третьего лица. Недобросовестная сторона в качестве наказания, например, может возместить причиненный вред другим лицам, выплатить неустойку и так далее. Но признание договора залога недействительным и возвращение сторон в первоначальное состояние не есть наказание.
Норма права и статья закона не одно и то же. Даже целый закон, как единый нормативный акт, редко представляет собой норму права в её триединстве. Скорее всего, что такого закона, который по юридико-логическому объёму был бы равен норме права, нет. Конституция России – основной закон нашего государства, закон прямого действия. Но в Конституции нет санкций, то есть там не указаны наказания за нарушение предписаний (диспозиций) этого закона. Следовательно, Конституция не содержит целостных норм права в их структурном тройственном понимании. Завершение норм, отдельные части которых содержатся в Конституции, надо искать в других законах. Например, санкции, то есть третью часть нормы права. По большому счёту всё национальное право, все нормативно-правовые акты в их совокупности представляют одну и единственную норму права. Так же как деление права по отраслям есть сугубо прикладное, техническое действие, производимое для удобства применения.

Примечание. Согласно статье 14 Уголовного кодекса России “Преступлением признаётся виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое настоящим Кодексом под угрозой наказания”.
Это неправильно. Поскольку преступлением должно признаваться виновно совершённое противоправное деяние, наказание за совершение которого предусмотрено в Уголовном кодексе.
Общественная опасность поглощается понятием противоправности. Всякая противоправность вредна обществу, то есть представляет ему опасность. И только по степени опасности, размеру вреда, причиненного противоправным деянием, такое деяние относится к категории преступления. Наказание же за преступление, как за акт противоправного поведения, предусмотрено исключительно в уголовном законе – Уголовном кодексе.
Никто ничего не запрещает в уголовном кодексе под страхом наказания. Запрет есть в других законах. В тех законах, в которых предписывается правильное (должное) поведение. Например, не укради, не убий…
В правовом государстве общественная опасность деяния определяется исключительно в позитивных (диспозиционных) законах, а не через посредство карательных. Хотя таковое было во все времена и во всех обществах. Всегда было позитивное (должное) право. В первую очередь, это религиозные заповеди. Они могли иметь прямое действие законов. За их нарушение следовало наказание. Не исключено, что в былые времена в первую очередь записывались именно наказания за нарушения известных правил, а не сами правила. Так было проще. Сейчас речь идёт о правовом государстве.

Примечание. А как быть с покушением на преступление? Покушение тоже противоправно. Оно есть нарушение охраняемых законом интересов. Например, покушались на грабеж. Покусившемуся дали отпор. За покушение нужно понести наказание.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100