Журнал "Вопросы адвокатуры" N38

от редакции

Коллеги!

По слову одного видного государственного деятеля, ошибка – хуже, чем преступление. И это так. Потому что, когда речь идёт о деятельности, от которой непосредственно и кардинально зависят судьбы других людей (а тот государственный муж имел в виду именно такую деятельность), всякая ошибка – это проявление пренебрежения к этим судьбам и к своему предназначению. Если человек, от которого столько зависит, сознательно идёт на какое-то нарушение правил, он, во-первых, заведомо допускает для себя какое-то наказание, по крайней мере, перед собственной совестью, за возможные последствия, а во-вторых, хотя бы рассчитывает такой ценой всё-таки выполнить своё предназначение, решить стоящие перед ним задачи. Тот же, кто в таком положении допускает ошибки, ни о чём не думает, ни на что не рассчитывает, ни за что не собирается нести наказание. Его совесть спит. Таким образом, всякая ошибка при таких обстоятельствах – это не тактическое преступление (как в случае сознательного подхода), а преступление стратегическое. Человек с подобным отношением к своей деятельности вообще не должен быть к ней допущен.

Поэтому, когда мы говорим, что какие-то или такие-то адвокаты – это участники заговора против правопорядка, гражданского общества и государства, мы сами выступаем как своего рода «адвокаты» этих «адвокатов». Мы, по сути, их выгораживаем. Ведь если они заговорщики, значит, действуют сознательно, значит, имеют в виду какое-то благо, для достижения которого они не видят других средств. Да, в этом случае они могут понести наказание, но они же могут выступить и в роли героев, в роли благородных мучеников идеи, которые пытались, пусть и преступными средствами, пусть и неудачно, достичь благой или хотя бы кажущейся им благой цели. Но если никакого преступного сговора нет, если нет сознательного посягательства на основы верховной власти в нашем Отечестве, то всё обстоит ещё хуже. Ибо в этом случае мы имеем дело с людьми, которые совершенно безразличны к своим обязанностям, а значит, к судьбам тех людей, которых они призваны защищать, и к судьбам общества в целом. То, что творят эти люди, изображая адвокатов и выступая в качестве адвокатов-защитников, можно объяснить только этими двумя способами – антинародный заговор или полная профессиональная невменяемость.

Впрочем, сейчас, после выхода книги «Дело Йукоса» как зеркало русской адвокатуры», оценка положения может сместиться в сторону большей мягкости. Ведь теперь уже нельзя сказать, будто адвокаты совершенно не ведают, что творят. Одни из них держали книгу в руках, другие просматривали, а иные даже читали. Таким образом, они знают или имеют полную возможность знать, что синтаксически правильно, а что неправильно в их деятельности. Следовательно, говорить об ошибке уже труднее – «адвокаты» ведут себя скорее сознательно. Что ж, коль скоро «дело Йукоса» продолжается, было бы немилосердно и против нашего предназначения не продолжить синтаксическую помощь адвокатам в интересах правозащиты в борьбе за право, за правосудие. Поэтому «Зеркало» продолжает отражать этот вялотекущий мятеж. Это живая книга, повествующая о вечном (ведь принципы справедливости непреходящи) на материале временного.

 

Содержание номера:

 

Журнал «Вопросы адвокатуры»

 

«ВОПРОСЫ АДВОКАТУРЫ»

Зарегистрировано Комитетом Российской Федерации по печати
10 февраля 2000 года,
Свидетельство о регистрации ПИ N 77-1640
Номера с 1 по 28 издавались под названием "Русский адвокат"
(свидетельство о регистрации от 19 декабря 1995 года, регистрационный N 014285)

Главный редактор
Тихонравов Юрий Владимирович

Редакционный совет:
Воробьев Артур Валентинович
Донченко Сергей Юрьевич
Еньков Александр Леонидович
Силков Павел Юрьевич

Адрес редакции:
111024, Москва, улица Красноказарменная, дом 23, помещение 2
Телефоны: 960-44-29, 362-07-70

Издательское обеспечение:
Адвокатское бюро "Александр Еньков и партнеры"
http://www.russian-lawyers.ru


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100