СПРАВКА
ОБ УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ
В ОТНОШЕНИИ АДВОКАТА
БРОВЧЕНКО
СЕРГЕЯ ВАСИЛЬЕВИЧА
Президенту
Адвокатской палаты
города Москвы
Резнику Г.М.
Уважаемый Генри Маркович!
Согласно Вашему запросу направляю Вам информацию, с изложением основных моментов по делу нашего коллеги - адвоката Межрегиональной коллегии адвокатов Бровченко Сергея Васильевича.

 

Как свидетельствуют документы, кампания преследования адвоката Бровченко Сергея Васильевича за его профессиональную деятельность в качестве защитника граждан началась в декабре 1996 года. Тогда благодаря активным и грамотным действиям защиты провалилась попытка недобросовестных сотрудников УФСБ России по Калужской области "наказать" бывшего сотрудника КГБ СССР Белова А.В. за отказ сотрудничать с ними, сфабриковав дело против него. Пытаясь склонить Белова А.В. к сотрудничеству на основе компроматериалов в конце 1995 года он был обвинен в организации покушения на убийство и незаконном хранении оружия. Белов своей вины не признавал и утверждал, что доказательства сфальсифицированы, а свидетели обвинения лгут. Против Белова возбуждалось еще два дела по обвинению в контрабанде и разглашении сведений, составляющих государственную тайну.

Бровченко вступил в дело Белова после того, как из дела "вывели" двух предыдущих адвокатов. Калужский адвокат Мотузенко был жестоко избит, а вступившая в дело после него адвокат Московской городской коллегии адвокатов Горшкова подверглась преследованию, угрозам со стороны сотрудников ФСБ и также была выведена из дела. Позже Мотузенко был допрошен в качестве свидетеля по делу, где выступал в качестве адвоката. В суде по делу Бровченко оба адвоката дали показания по фактам преследования, однако суд их доводы никак не оценил.

После того, как в результате умелых действий защиты суд освободил Белова, содержащегося под стражей в течение полутора лет, и сотрудникам ФСБ стал очевиден свой провал и предстоящее оправдание Белова, основной мишенью для провокаций спецслужб стал адвокат Бровченко.

Сотрудники УФСБ России по Калужской области взаимодействовали с оперативниками РУБОП МВД по г. Москве, которые также были недовольны успешной деятельностью адвоката по ряду дел в г. Москве, где Бровченко осуществлял защиту граждан.

Если в Калуге недобросовестные сотрудники ФСБ пытались сфабриковать дело против адвоката, обвинив его в оказании давления на свидетелей, то взаимодействовавшие с ними сотрудники РУБОПа пошли еще дальше. 19 мая 1997 года они провели провокацию против адвоката Бровченко, инсценировав изъятие из его автомашины неизвестного вещества, которое тут же (без проверки и взвешивания) было названо "кокаином". Порция вещества была весом 4,6 кг, ее оценили в миллион долларов США.

В изоляторе Бровченко посетили высокопоставленные сотрудники ФСБ по Калужской области, что подтверждается документами. В обмен на согласие адвоката стать агентом спецслужб и предоставить конфиденциальную информацию по делу Белова и других подзащитных, недобросовестные сотрудники спецслужб обещали Бровченко свою помощь в прекращении уголовного дела против него по обвинению в совершении незаконных операций с наркотиками.

Когда Бровченко отказался, против него было возбуждено дело, в подконтрольных спецслужбам средствах массовой информации развернулась кампания клеветы и дискредитации адвоката, была опубликована недостоверная, порочащая адвоката информация о его причастности к наркобизнесу.

Дела против Белова были прекращены вскоре за недостатком доказательств. Однако сам адвокат Бровченко на основе лжесвидетельств оперативников и сфальсифицированных доказательств был осужден к девяти годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Около 14-00 19 мая 1997 года автомобиль адвоката Бровченко был остановлен сотрудниками ГАИ на пересечении ул. Нижней и Ленинградского проспекта. Адвокат вышел из автомобиля, чтобы предъявить документы. Тут же он был схвачен людьми в гражданской одежде, на него были одеты наручники. Сотрудники милиции сели в его машину вместе с ним и переехали в сторону "чтобы не мешать движению", где его вытащили из машины, положили лицом на капот и стали проводить "осмотр". Все это время Бровченко не контролировал происходящее, не видел, что сотрудники милиции - это были РУБОПовцы - делали в салоне автомобиля и вокруг него. Позже появились понятые из числа прохожих, но даже при них двери машины оставались открытыми и по признанию самих сотрудников милиции "осмотр" проводился вторично. В ходе этого осмотра был обнаружен дипломат с пакетом, в котором находилось вещество, названное тут же в протоколе кокаином. Задержание адвоката производили пять экипажей милицейских машин! В группе задержания были сотрудники пресс-центра РУБОП с телекамерой. При этом сбытчику наркотиков, передавшему, как утверждают сотрудники милиции, кокаин Бровченко, удалось скрыться - "по встречной полосе Ленинградского проспекта"! Из справки ГАИ следует, что никто и никогда эту машину со сбытчиками не искал, перехват не объявлялся и в розыск она не подавалась. Из видеоматериалов, снятых самими РУБОПовцами, видно, что после осмотра содержимого дипломата сотрудником милиции на его крышке оставлены четкие белые отпечатки от рук, упаковка пакета была нарушена. Между тем проведенная позже химическая экспертиза не обнаружила следов кокаина ни на внешней, ни на внутренней поверхностях дипломата. Дактилоскопическая экспертиза, на которой настаивал Бровченко, вообще не проводилась. Бровченко категорически отрицал принадлежность дипломата ему. В упаковке с наркотиком обнаружена милицейская бирка со следами от печати, используемой в МВД для опечатывания вещдоков. Видеооператор, желая отличиться, запечатлел все, что происходило, и даже в монтированном варианте видео содержит доказательства, оправдывающие Бровченко. Поэтому позже эту запись исключили из числа вещественных доказательств. Так, на пленке, кроме вышеозначенного, четко видно, что до прихода понятых машина была открыта, во время осмотра понятые допрашивались тут же, протокол осмотра составлял человек, его не проводивший, и т.д.

Изъятое вещество следователем не осматривалось. Изымалось в пестром пакете, описывалось позже как пакет с надписью, на экспертизе исследовалось в белом пакете. В документах, составленных разными следователями, фигурирует различный вес вещества 4,6 кг и 2,5 кг.

Характерно, что при обыске в помещении юридической консультации, где Бровченко С.В. работал заведующим, были изъяты все адвокатские досье по делам, которые вели РУБОП и ФСБ. В нарушение Постановления Калужского областного суда, давшего ФСБ разрешение на выемку пейджерных сообщений в отношении "жителя Москвы" с 17 марта 1997 года, выемка была произведена начиная с января 1997 года и лично начальником следственного управления УФСБ по Калужской области.

На первый обвинительный приговор последовал протест заместителя Председателя ВС РФ Верина, затем он же повторил свой протест, потом протест пришлось вносить заместителю Председателя ВС РФ Радченко.

Протесты выносились по одним и тем же мотивам (обстоятельства изъятия, противоречия в показаниях свидетелей, приговор на предположениях, разночтения в весе вещества, нарушение упаковки вещества, что за вещество изъято и какое отношение имеет оно к Бровченко, версия самого Бровченко не проверена, куда делись сбытчики, непонятно).

Понятно, что внушительный вес пакета понадобился, чтобы придать весомость "доказательной базе".

В Европейском Суде по правам человека зарегистрирована жалоба Бровченко против Российской Федерации.

Бровченко поданы многочисленные жалобы в Конституционный Суд по признанию неконституционными ряда норм УПК РСФСР. Подана в 2000 году и отклонена Конституционным Судом жалоба Бровченко на отсутствие в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве гарантий (иммунитетов) адвокатской деятельности, предусмотренных международными нормами права. В настоящее время, в связи с отказом Управления Юстиции внести его в реестр адвокатов, составлена жалоба в Конституционный суд на некоторые положения нового закона "Об адвокатской деятельности": независимость адвокатов, недопустимость вмешательства органов государственной власти в деятельность адвоката, свобода объединений, увеличение материальных затрат.

Адвокат Бровченко продолжает содержаться под стражей более 6 лет. Все это время, в силу своего характера и силы воли, он продолжает активно бороться не только за свои права, но и за права заключенных. И в изоляторах, и позже на зоне он осуществляет свой адвокатский долг, консультируя заключенных, составляя жалобы в защиту их законных интересов. Многие получили свободу и добились принятия в отношении них законных решений благодаря адвокату Бровченко. Отбывая наказание в Учреждении УК 272/3 в Иркутске, он создал филиал движения ООД "За права человека" - первую правозащитную организацию в местах заключения. Результаты деятельности этой организации поражают.

В связи с нахождением под стражей более шести лет им подготовлена жалоба в Конституционный Суд, в которой он ставит вопрос, также еще ни кем не исследованный. А именно: в настоящее время им без перерывов отбыто более двух третей наказания, более 9 лет ему дать не могут, даже в случае еще одного обвинительного приговора. Однако возможность выхода на УДО или смягчение наказания предусмотрена лишь для осужденных, то есть обжаловав приговор и добившись отмены неправосудного приговора, он тем самым ухудшил свое положение.

Срок содержания под стражей Бровченко продлен судьей Савеловского суда Мартыновой незаконно (заключение С.А.Пашина по этому вопросу прилагаем), это решение обжаловано в кассационном порядке 14 апреля 2003 г. - рассмотрение еще не назначено. Несмотря на личные поручительства, в том числе депутатов Госдумы, мера пресечения остается прежней.

Повторное рассмотрение дела в суде идет с октября 2002 года месяца: один подсудимый, один эпизод, пять свидетелей! Судебные заседания откладывались по причине неявки в суд некоторых свидетелей обвинения (сотрудников милиции). Только в мае 2003 г. прокурор отказался от их допросов. Судебное заседание 09.06.2003 перенесено по просьбе прокурора, представляющего обвинение в процессе, чтобы ознакомиться с материалами дела!

Велика вероятность нового обвинительного приговора. Новое судебное заседание назначено на 24 июня 2003 года. На этом заседании прокурор должен приступить к представлению материалов дела - доказательств обвинения. Как показали предыдущие заседания, прокурор не утруждал себя даже ознакомлением с жалобами Бровченко и его адвокатов, по которым отменялись приговоры и где проанализированы эти документы. Нет ни одного документа-доказательства, допустимость которого не поставлена под сомнение. Многочисленные ходатайства о недопустимости использования этих доказательств подавались ранее и будут повторены и в новом судебном заседании. Опровержение доводов защиты в этом процессе, как и в предыдущих, берет на себя судья, представитель прокуратуры просто статист.

Лев Александрович Пономарев,
Исполнительный директор
ООД "За права человека"

Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100